• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:37 

Название: Кастиэль молчит
Автор: fandom SPN 2013
Бета: fandom SPN 2013
Размер: мини, 1 032 слова
Персонажи: Кастиэль, Дин, Бенни
Категория: джен
Жанр: ангст
Рейтинг: G
Краткое содержание: Чистилище. Дин не хочет уходить без Каса. А Кас молчит.
Предупреждения: АУ, смерть персонажа
Для голосования: #. fandom SPN 2013 - работа "Кастиэль молчит"

Кастиэль молчит.

С первой минуты в Чистилище он не говорит ни слова.

Они убегают, прячутся, убивают чудовищ, и Кастиэль молчит. Молча прикрывает Дину спину, молча ищет очередное относительно безопасное место. Молча смотрит вместо ответа на вопрос. Молча отворачивается.

Дин ругается, Бенни машет рукой и говорит: «Оставь его», но Дин не хочет оставлять, он хочет понять, он пытается достучаться: и криками, и уговорами, и даже молитвами. Абсурдно, но кому еще молиться в таком месте, как не ангелу в грязном плаще, идущему рядом?

Так думает Дин.



Он ведь не знает, что Кастиэль не слышит его, он не слышит ничего вообще и почти ничего не чувствует. Его пожирает огонь. С каждым вдохом раскаленный воздух Чистилища опаляет его благодать. Чистое, жгучее пламя заполняет Кастиэля. Огонь Чистилища. Кастиэль знает, что будет, когда внутри него нечему будет больше гореть, и поэтому не падает от этой обжигающей боли, а продолжает шагать рядом с Дином.

Кастиэль видит очередного монстра и убивает его, он знает, куда и зачем они идут. Но когда Дин обращается к нему, Кастиэль видит лишь движение губ и не может сказать: «Я не слышу», потому что не помнит, как нужно говорить.

Через какое-то время он перестает различать цвета. Сначала еще помнит, что куртка Дина — коричневого цвета, а джинсы — темно-синего, но потом уходит и память о том, какими бывают цвета. Это то, чего Кастиэль боится больше всего — бушующее внутри пламя рано или поздно съест его память, как съедает чувства. Воспоминания тяжелы, но Кастиэль не хочет отдавать их огню. Одна-единственная мысль пылает в его сознании сильнее боли, сияет ярче сгорающей благодати: он должен помнить, кто они такие и куда идут, он должен помочь им выбраться, чтобы самому остаться здесь и погибнуть, он не имеет права забывать, что он должен остаться...

Так думает Кастиэль.



Он ведь не знает, что Бенни в конце концов объясняет Дину, что делает Чистилище с ангельской благодатью.

Дин слушает, мрачнея, потом поворачивается к Кастиэлю и берет его за плечо. Пытается заглянуть в глаза, но Кас смотрит мимо него и так высоко держит голову, как будто к чему-то прислушивается, хотя он же, вроде бы, потерял слух...

— Он уже не видит, — произносит за спиной Бенни. — И монстров мочить не может, зато светит благодатью на все Чистилище, сгорела она там у него или нет. С ним и раньше-то было небезопасно...

— Значит, надо побыстрее найти выход отсюда, — почти рычит Дин, и они идут дальше. Теперь Дин крепко держит Каса за руку выше локтя. Ангел идет, почти не спотыкаясь.

— Что будет, когда его благодать полностью сгорит? — спустя некоторое время спрашивает Дин. И уже знает ответ. Конечно, знает.

— Умрет, наверное, — безразлично откликается Бенни.

Нужно идти быстрее. Они должны успеть. Нельзя позволить Касу погибнуть здесь, просто невозможно, пусть они все втроем здесь останутся, но Дин не бросит Каса.

Да. Так и будет.



Сухой листок, кружась, поднимается в воздух, Дин следит за ним взглядом.

— Что там...

Голубое свечение, непривычно яркое среди тусклости Чистилища. Портал. Они на месте.

Сложно отпустить Каса, как будто он упадет, как только Дин перестанет его держать. Все остальное — просто. Надрезать руку. Произнести заклинание. Впустить в себя душу Бенни. Встретимся по ту сторону, братец.

Увидеть двух левиафанов особенно досадно сейчас, когда они с Касом почти выбрались.

Дин сносит голову последнему, как он надеется, левиафану в своей жизни и поворачивается к Кастиэлю. Тот уже не стоит — сидит на земле.

Дин подходит к нему и осторожно пытается поднять. Сначала Кас как будто не понимает, что от него хотят, но потом медленно встает на ноги, вцепившись в плечо Дина, и тут же наваливается на него всем весом. Он еще может идти?

Идти Кас может, хоть и с трудом. Дин почти тащит его на себе. Портал уже близко, так близко, что Дина на секунду охватывает ликование: они действительно выберутся отсюда. Давай, Кас, осталось немного. Пара шагов, и мы будем дома. Мы почти выбрались, Кас, давай же...

Так думает Дин.



Он не знает, что Кастиэль еще кое-что помнит.

Его память объята пламенем, воспоминания — картинки без цвета и звука — проносятся перед мысленным взором и исчезают. Но есть то, что он не должен забыть, даже если забудет все остальное. Помочь и спасти. Он должен спасти. Кого — он не может точно сказать, он уже не помнит слова для этого кого-то, но он знает, что этот кто-то сейчас идет рядом с ним, поддерживая. Этот кто-то должен быть... не здесь. А он сам должен остаться. Это важно. Но тот, кто держит его, не отпустит его просто так, это он знает точно, это не горит, потому что это не воспоминание, а знание, которое есть здесь и сейчас. Значит, он должен... уйти сам. Он чувствует то сильное, что их окружает, и он знает, что сейчас — самый лучший момент, чтобы уйти. Тогда тот, кто рядом с ним, тоже сможет уйти отсюда туда, где должен быть.

Нужно что-то сделать, чтобы уйти. Он не помнит, что. Нужно захотеть уйти? Он хочет уйти, хочет оказаться далеко от того, кто держит его, и это срабатывает — он чувствует, что его больше никто не держит. Он падает. Он знает, что сделал то, что должен был сделать. Он скоро сгорит. А тот, кто должен уйти отсюда, уйдет. Все так, как должно быть.

Так он думает.



Он ведь не знает, что Дин после его исчезновения не шагает в портал, а спускается с возвышенности, и почти с ужасом, в котором не хочет себе признаваться, слышит, как проход схлопывается за спиной.

«Нашли один раз, найдем и второй», думает Дин.

Бенни нет рядом, но Бенни с ним, и Дин знает, что должен вытащить его отсюда. И он вытащит, только найдет одного пернатого засранца, которому вздумалось исчезнуть за секунду до спасения. Если он этого засранца найдет мертвым, то притащит его на Землю и оживит, не важно как.

Дин углубляется в лес.

Все, как в начале: он ловит монстров, спрашивает, где ангел, убивает, независимо от того, что ему ответили.

Вот только рядом нет Бенни, и что-то все же изменилось. Нет чувства, что ему прикрывают спину, и это беспокоит.

Самая желанная, самая опасная привычка на охоте — полагаться на напарника. Особенно на такой охоте, где ты и охотник, и добыча.

Дин привык быть в роли охотника.

Дин слишком привык доверять напарнику.

И когда во время драки с очередным чудищем он на секунду теряет бдительность и тут же чувствует, как в спину впиваются чьи-то когти, а в шею — клыки, он еще успевает подумать, что все-таки жаль, что рядом нет Бенни..

18:05 

03:11 

И чем бы заняться лингвистам в перерыве



читать дальше

И напоследок было вот это:
в гермотрусах и гермошлеме
выходит утром космонавт
дымится в тюбике какао
и вакуум вокруг так свеж (с)

23:45 

Солнце моей жизни



читать дальше

00:42 

20.09.2013 в 22:00
Пишет Сесна С.:

Утащу и себе, ибо истину глаголют!
Пишет Eliza Potter-Snape:
Пишет Sapfira23
Пишет Рысявка
Когда тебя затягивает в пучину британских сериалов и фильмов, ты узнаёшь много нового:

• Шутка "Все 15 актёров BBC" вовсе не такая уж и преувеличенная.

• Посмотрев два-три сериала, ты навсегда лишаешься возможности не увидеть в очередном из них знакомые лица.

+++

URL записи

URL записи

12:55 

Фантомная грусть по "Мерлину"

нашла внезапно здесь

Отдохни, волшебник, пока гаснет огонь в очаге.
Гаснет край небес, и всë пропадает за солнцем вслед.
Довольствуйся малой искрой и углëм в очаге
И дыханьем мороза за порогом.

Отдохни, волшебник, пока догорает огонь.
Здесь твой дом, и давно здесь знаком тебе каждый предмет.
Плошка с мëдом, кувшин, арфа в старом чехле -
Дотронься, и она запоëт о музыке.

Отдохни, волшебник, пока гаснет огонь в очаге.
Ещë один вздох, ещë мгновенье ока.
Ты увидишь свой прежний сон, горящий огонь, журчащий ручей,
Лошадь, юный король и меч.

В чëрной дали ночи веют мощные вихри —
Это приходит заря, это наступает рассвет.
Замри в ожидании бед,
Замри, волшебник, и слушай…

Отдохни, волшебник, пока догорает огонь.
Гаснет край небес и всë пропадает за солнцем вслед.
Довольствуйся малой искрой и углëм в очаге
И дыханьем мороза за порогом.

***
Я замкнул долину ключами звенящих ветров.
В камине моëм огонь не погас доселе.
Юный король преданием стал, прошло пятнадцать веков,
Кажется, я отдыхал слишком долго.

Летели столетья, я почти не старел,
Да и теперь седины в волосах немного.
Тëмное кресло, горящий камин, высокий бокал вина,
Мурлычет мой кот, не стареющий, вечный.

Может, я — последний волшебник на этой земле,
А рыцарей и королей теперь отыскать непросто.
Они одеянье сменили своë, короны ушли, исчезли мечи,
Осталось лишь то, чего никак не отнимешь.

В чëрной дали ночи веют мощные вихри,
Смутен по-прежнему мир, хоть век над землëю не тот.
Я в кресле, недвижен мой кот…
Мы оба слушаем Землю…

Может, я — последний волшебник на этой земле,
Я чудом дожил до двадцатого бурного века.
Только по прежнему снится сон — горящий огонь, журчащий ручей,
Лошадь, юный король и меч.

17:22 

07.04.2013 в 16:15
Пишет Anastasija_042:

Не хочешь рожать – иди служить!
В качестве бреда предлагаем почитать поправки, которые внес на рассмотрение депутат Виталий Милонов. Новый закон о воинской повинности для женщин, который представил депутат, подразумевает, что все женщины будут служить в армии наравне с мужчинами. С поправкой - если до 23 лет не родили ребенка.
«Удел женщины – материнство. Если она сознательно пренебрегает тем даром, который ей дан природой и Господом, то почему она не должна идти служить? А то, что она до сих пор не встретила большой любви – это отговорки в пользу бедных. Женщина либо хочет иметь детей, либо нет. И если хочет – то поиск супруга дело нехитрое, а если не хочет – то, может быть, в армии кого-то и встретит. А так – так хотя бы Родину защитит. … А то многие так называемые феминистки любят покричать про равные права. Вот вам, пожалуйста, и равные права. Равнее не бывает».
Он же предложил наказывать женщин за откровенные наряды, курение и пьянство в общественных местах. Это, по мнению законотворца, «поможет снизить количество изнасилований, и вообще поднимет общий жизненный тонус».
И еще несколько «эвфемизмов» от Милонова: «Женщина не должна быть умнее мужа». «Она должна быть покорной, хозяйственной, заботливой и услужливой, а не понижать мужскую самооценку своими впоследствии не нужными знаниями». «Мужчина должен чувствовать, что он глава семьи, тогда ему будет хотеться об этой семье заботиться».
Ну спасибо депутату Милонову – просветил, а мы-то и не догадывались, чего это мужикам неймется. А оказывается, это женщины их своим ненужным умом достали!
источник



URL записи

23:48 


00:31 

24.09.2012 в 20:56
Пишет Sanura-sama:

Мне кажется, у меня сегодня день репоста хороших стихов %)
24.09.2012 в 20:40
Пишет Ыж.:

цепляет.
23.09.2012 в 20:53
Пишет Алголь.:

Зацепило очень.

23.09.2012 в 20:27
Пишет Джек-с-Фонарём:

химеры-хранители
вместо всех фанфиков мира,
с благодарностью за всё.


в двадцать не жизнь, а сплошные схемы: куча намёток и чертежей. вот ты плетешься домой со смены - вырастешь в Джеймса, пока что Джей. куртка, наушник с плохим контактом, рваные кеды, огонь в глазах - осень на два отбивает такты и залезает к тебе в рюкзак. кончилось лето - волшебный бисер, туго сплети, сбереги навек, память ступает проворной рысью, ждёт темноты в городской траве. вроде не то чтобы зол и загнан — нервые стальные, пока щадят...

но накрывает всегда внезапно — бомбой на скверах и площадях.

мы научились различным трюкам - так, что не снилось и циркачам. стерпим уход и врага и друга, небо попрём на своих плечах. если ты сильный, пока ты молод - что тебе горе и нищета?
только когда настигает холод - Бог упаси не иметь щита. это в кино всё легко и колко - помощь друзей, волшебство, гроза... здесь на окне ледяная корка, и у метели твои глаза. если бесцветно, темно и страшно, выход не виден и за версту...

...те, кто однажды вступил на стражу, будут стоять на своем посту.

читать дальше

URL записи

URL записи

URL записи

URL записи

02:33 

Это прекрасно :D Вот так надо учить языкознание :D

Название: Варшавский вокзал
Авторы: Китахара, Инари
Фэндом: лингвистические учения, филоложество
Пейринг: Иван (Ян) Игнаций Нечислав Бодуэн де Куртенэ/Фердинанд де Соссюр
Жанр: RPS, романтика
Рейтинг: R
Предупреждения: wordplay; рейтинг и пейринг уже предупреждают о многом.
От авторов:
- Это ОН начал! (с) Инари
- Неправда, это ТЫ придумал! (с) Китахара
читать дальше

Источник: inari-laikvendi.livejournal.com/194529.html

23:22 

В чужих словах скрывается пространство:
Чужих грехов и подвигов чреда,
Измены и глухое постоянство
Упрямых предков, нами никогда
Невиданное. Маятник столетий
Как сердце бьётся в сердце у меня.
Чужие жизни и чужие смерти
Живут в чужих словах чужого дня.
Они живут, не возвратясь обратно
Туда, где смерть нашла их и взяла,
Хоть в книгах полустёрты и невнятны
Их гневные, их страшные дела.
Они живут, туманя древней кровью
Проли́той и истлевшею давно
Доверчивых потомков изголовья.
Но всех прядёт судьбы веретено
В один узор; и разговор столетий
Звучит как сердце, в сердце у меня.
Так я двусердый, я не встречу смерти
Живя в чужих словах, чужого дня.

Н. Гумилев

@темы: слова, стихи

Сотни миров в моей голове

главная